fbpx

ДЫХАНИЕ, СЛЁЗЫ, ПЕНИЕ И ЖИЗНЬ

69

В ОКЛРЦ разработали уникальный и единственный в мире метод реабилитации постковидных больных.
Многие пациенты, даже имея неплохие анализы и сатурацию, не могут пережить страх, который испытали во время болезни и преодолеть зависимость от кислородной маски. Доходит до того, что люди боятся снять маску, чтобы поесть и из-за страха вовсе отказываются от еды.
Именно поэтому основная задача реабилитации - раздышать постковидных пациентов, то есть увеличить объем лёгких и уменьшить трудности с дыханием.
О новом и совершенно уникальном методе реабилитации рассказала врач-логопед Тверского реабилитационного центра, Судьева Ирина Владимировна.
"Всё началось марте месяце прошлого года, когда мы выходили на медицинскую реабилитацию постковидных пациентов. Нам предстояло самостоятельно составить программы реабилитационной помощи. Я долго думала, чем конкретно я могу помочь.
Основная задача состояла в том, чтобы пациенты раздышались, увеличить объем вдыхаемого кислорода, и тем самым увеличить показатели содержания его в крови. Другими словами, повысить сатурацию. Дыхательный рисунок у больных после ковида сбивается, ритм становится неровный, возникает одышка, это короткий вдох и короткий выдох. За счёт этого, наполняемость легких кислородом снижается.
Опираясь на это, я пересмотрела кучу методик - дыхательных упражнений очень много, но так как я логопед мне хотелось не совсем традиционно подойти к этому вопросу. Пересмотрев огромную массу дыхательных гимнастик, пришла к выводу, что опору нужно сделать на развитие фонационного дыхания.
Фонационное дыхание - это дыхание во время речи. А когда человек говорит, он не делает часто вдохи, то есть таким образом получается, что перед тем, как начать говорить вдох глубже, а выдох происходит более длительно. При поверхностном дыхании, которое наблюдается почти у всех людей перенесших короновирусную инфекцию, организм получает четвертую или пятую часть того объема воздуха на которую расчитаны легкие, и основной целью фонационных упражнений ставилось развитие продуктивного реберно-диафрагмального дыхания, которое стало бы менее утомительным для пациента. И если правильно это воспитать, то эти процессы запоминаются корой головного мозга, и человек постепенно начинает дышать более свободно.
Отсюда же и появилось пение.
В начале занятия я предлагаю пациентам, так называемые логоритмические задания, это когда на определенные движения накладывается несложный текст. Здесь важно соблюсти предложенный ритмический рисунок, то есть синхронизировать движения и речь.
Ритм очень важен. Вся наша жизнь это ритм, и если человек сбивается с ритма, то состояние ухудшается. Сердечная аритмия - заболевание тяжёлое, одышка это тоже есть дизритмия. Поэтому нам нужно воспитать хороший ритм. Вот это и было заложено в основу.
Так потихонечку подходили к пению.
Сложно было понять каким образом это сделать, будут ли петь люди, и какие песни выбрать. Предпочтение было отдано народным песням, так как основной контингент это люди старшего возраста, естественно, что выбор репертуара был именно этот.
Песни выбрала с медленной темповой окраской, не быструю, чтобы вдох был помедленнее и выдох поглубже. И как оказалось, именно это было и нужно.
Начиная работать, буквально с первых занятий, было видно как менялся эмоциональный фон у моих подопечных. На первых занятиях многие пациенты начинали плакать. Они пели эти старые песни о любви, о встречах и о расставаниях, видимо вспоминая какие то свои жизненные истории, а ведь люди, пережили за время болезни очень много душевных травм: у многих, как не больно об этом говорить, ушли родные, а они не смогли даже присутствовать на похоронах и простится со своими близкими. Некоторые откровенно рыдали. Таких случаев было очень много.
Они проплакивались, и на второе, третье занятие приходили совсем в другом эмоциональном состоянии. Эта эмоциональная разгрузка, которая случилась на фоне песни и благодаря песне, это тоже очень дорого стоит. Они приходили на занятия, они начали петь, причём, и мужчины, и женщины, без разницы. Многие сначала говорили, что им "медведь наступил на ухо", что у них "нет голоса", постепенно понимая, что это не главное. Я всем говорила, что наша задача дышать, а не показать свои вокальные данные.
Поем мы негромко, не форсируем голос, это основное правило. Форсировать голос нельзя, всё делаем потихонечку, медленно. Я им даю текстовое сопровождение и музыкальный фон караоке, обязательно, потому что не все же поют и не все знают текст. В процессе, я немножечко помогаю с ритмом, показываю где делать вдох, где сделать хороший выдох, я рядом как дирижёр - вдох, выдох. Пациенты с удовольствием это делали и уже на втором-третьем занятии самостоятельно, с удовольствием сами выбирают песни.
До занятий и после занятий измеряем содержание кислорода в крови и пульсоксиметр нам почти в 90% показывает положительную динамику, на 3-4 единички всегда поднимается.
Если при физические занятиях, когда идёт затрата энергии, сатурация понижается, это правильно, это закономерно, то на вокальных занятиях мы сатурацию повышаем. Это очень стабильно. Повторюсь, самое главное, эмоциональный фон пациентов меняется. После таких занятий, очень многие говорили, что теперь не страшно ехать домой, что дни, которые они провели в реабилитации, были прожиты не зря.
Длительность курса занятий зависит от состояния пациента. Были такие, кто даже не может передвигаться самостоятельно и не могли обходиться без кислородной поддержки, сидеть могли только в кислородной маске. Мы их привозили на коляске с маской, ведь источник кислорода в зале в котором мы занимались, присутствовал. То есть люди на занятиях находились с маской на лице. День на маске, второй на маске, через какое-то время говорили, давай я маску сниму, попою так. Получалось что мы отучали от маски именно таким образом. И я не ошибаюсь, говоря отучали, у многих был страх остаться без кислорода, не смотря на хорошие показатели. Они понимали, что нормально себя чувствуют и во время занятия, и после него.
Как происходит занятие. Сначала я даю нейропсихологический тренинг на развитие межполушарных связей и на активную работу мозга. Далее шли логоритмические задания, и в кульминации мы пели.
По времени занятие длилось в общей сложности минут 20, потому как мы понимаем, что люди нездоровы, им долго сидеть тяжеловато, хотя многие и говорили, что можно было бы и подольше.
По количеству занятий мы никогда никого не ограничивали, то есть все время, которое люди проводили в стенах реабилитационного отделения, они занимались. Поступили, и с первого дня могли заниматься до выписки.
Большая сложность была в том, что эта болезнь никому не знакома и как лечить последствия тоже никто не знает. Самое главное было понять принцип болезни, на что и как она бьёт и думать как правильно подходить к лечению.
В этом методе много особенностей и тонкостей, мы готовы поделиться ими с коллегами.
Я уверена что мы сейчас на правильном пути."

oklrc penie 850 1

oklrc penie 850 2

oklrc penie 850 3